Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Эпоха боевых слонов
Содержание
Предисловие
Все страницы

Предисловие


Слоны играли важную роль в военном деле государств Средиземноморья на протяжении более трех с половиной столетий, с последней четверти IV в. до н. э. до середины I в. до н. э. Они появились и оформились как род войск в армии Александра Македонского под индийским влиянием в 326–323 гг. до н. э. Царь даже сформировал на македонский лад гвардейский отряд-агему в своей элефантерии. Во время полувековой борьбы диадохов на рубеже IV–III вв. до н. э. совершенствуется снаряжение слона, а вооружение элефантеристов приобретает греко-македонский характер. Последовавшая затем эпоха эллинизма — время наиболее активного использования элефантерии. Она была на вооружении у самых сильных государств данного периода — Македонии, Сирии, Египта, Карфагена и Бактрии. После падения эллинистических государств слоны остались в армиях нумидийцев, римлян и эфиопов, где они появились под влиянием того же эллинистического военного дела. Вслед за перерывом более чем в два с половиной столетия, в III в. н. э., слонов опять стали активно использовать сасанидские шахи Ирана, которые могли получать этих животных из Индии и вместе с тем рассматривали себя как преемников династии Ахеменидов (VI–IV вв. до н. э.), к концу правления которой появились на вооружении боевые слоны. После арабского завоевания персидского царства слонов продолжали использовать на поле боя эфиопы (по крайней мере, до XVI в.), индийцы (до конца XVIII в.) и народы Индокитая (до второй половины XIX в.).

Интерес к истории боевых слонов проявлялся в историографии нового времени волнообразно. В 1843 г. вышла монография полковника французской армии, затем генерала, Пьера Арманди (1778–1855 гг.), рассматривавшая историю боевых слонов до распространения огнестрельного оружия на Востоке в первой половине XVIII в. Хотя датировки и интерпретации автора несколько устарели, сама книга во многом не потеряла своей актуальности и по сей день. Собственно говоря, этим и было вызвано недавнее появление первого перевода книги на иностранный язык, в данном случае — на русский.

Через 130 лет после Арманди британский антиковед Говард Скаллард (1903–1983 гг.) опубликовал свое фундаментальное исследование, посвященное слонам в греческом и римском мире не только в военной сфере, но и в мирное время. Из-за своей фундированности и тщательности проработки источников эта работа стала определенной вехой в «элефантологии». В последние несколько лет интерес к теме опять обострился: появились целая серия работ монографического характера об истории боевых слонов: научно-популярная книга американского литератора и библиотекаря Джона Кистлера, прошедшего десятидневный курс корнака в Таиланде, небольшая популярная книга московского оружиеведа К. С. Носова, кандидатская диссертация ярославского историка А. А. Абакумова, посвященная, в частности, эллинистической элефантерии. Хотя за прошедшие десятилетия источниковая база по древней военной истории слонов практически не изменилась, каждая последующая работа уточняет и развивает или опровергает интерпретации предыдущей, позволяя нам лучше представить ход развития событий и явлений.

Как видим, отечественная «элефантология» идет в русле мировой историографии, не уступая по времени появления работ своим западным коллегам, а зачастую и обгоняя их. В последние несколько лет появился и русский термин «элефантерия», который, хотя и представляет собой кальку с английского elephantry, но вполне может быть использован наряду с традиционными «пехотой» и «кавалерией».

Книга А. В. Банникова — первая из отечественных работ, специально посвященная всей эпохе военного использования слонов в странах классической древности — сюжет, близкий автору — петербургскому антиковеду, по образованию филологу-классику. Уделив во введении внимание отечественной и зарубежной историографии, А. В. Банников переходит в первой главе к общим сведениям о слонах как о животных, об их видах и физиологии. Во второй главе дается суммарный обзор тех знаний о слонах, которыми располагали древние. К сожалению, автор уделяет недостаточное внимание предыстории эллинистической элефантерии — боевым слонам Древней Индии, хотя данную тему следовало бы рассмотреть подробнее, учитывая влияние, которое оказало в этой сфере индийское военное дело на греко-македонское. А. В. Банников полагает, что слонов индийцы стали использовать во второй половине II тыс. до н. э., хотя правильнее говорить о рубеже

II–I тыс. до н. э.

В этой же главе анализируется утвердившееся у греков и римлян мнение, согласно которому африканский слон меньше и слабее индийского. Это представление автор объясняет тем, что отловленные для военных целей африканские слоны были просто молодыми, соответственно меньше ростом. Подобные общие сведения необходимы для дальнейшего понимания хода изложения событий.

В третьей главе автор рассказывает об обучении и снаряжении слонов. В частности, он допускает, что прототипы башни были уже у индийцев (хотя, как представляется, они лишь покрывали животных различными покрывалами), а карфагеняне и нумидийцы использовали башни по эллинистическому образцу (что не вызывает возражений). На вооружении же эллинистической элефантерии, как полагает автор, состояли в первую очередь сариссы, а также луки и дротики. При этом, вероятно, он все же переоценивает роль сарисс.

После описания организации и тактических приемов использования элефантерии, а также способов борьбы со слонами (главы IV, V), А. В. Банников переходит к собственно исторической части монографии, состоящей из семи глав. Сначала им рассматривается появление элефантерии как рода войск у Александра Македонского и его использование диадохами: Антигоном, Селевком и Эвменом.

Рассмотрев в седьмой главе элефантерию Пирра, использовавшего азиатских слонов, автор приступает к сражениям эпохи Селевкидов, отведя в своем изложении большое место битве при Магнезии (190 г. до н. э.). Он объясняет необычное для македонской фаланги построение в десять отрядов стремлением противостоять римским легионерам с помощью легковооруженных, для которых были оставлены интервалы между отрядами, хотя легковооруженные, судя по «Тактикам», могли проходить и в интервалы между рядами фалангитов (Asclep., Tact., 6,1; Aelian., Tact., 26, 3; Arr., Tact., 13, 2; 26, 6; Onas., 19). В этой главе важно детальное описание на основании собственного исследования серебряных фаларов из собрания Государственного Эрмитажа, которые, как убедительно показывает автор, относились к снаряжению боевого слона.

В девятой главе, посвященной элефантерии Лагидов, особенно интересна часть «Утраченная страница военной истории слонов?», в которой автор объясняет исчезновение слонов из армии египетских правителей тем, что эфиопы преградили египтянам пути к местам отлова животных.

При этом сами эфиопы, как уже отмечалось, продолжали использовать слонов до XVI в.

Не мог А. В. Банников обойти вниманием и знаменитых слонов Ганнибала: карфагенской элефантерии посвящена обширная десятая глава. Автор показывает, как карфагеняне использовали африканских боевых слонов, которых Ганнибал повел с собой через Альпы и которые погибли не в горах, а от отсутствия необходимой пищи на полях Италии.

«Закатом» эпохи использования боевых слонов в военном деле Средиземноморья А. В. Банников считает элефантерию нумидийцев и римлян (глава XI), а «новым расцветом» — использование слонов сасанидскими шахами в III–VII вв. (глава XII). При этом автор объясняет

причину отказа от элефантерии римлянами банальной утратой навыков дрессировки слонов.

Завершается книга заключением, в котором суммируются сделанные в предпринятом исследовании выводы, а также списком источников и литературы по теме. В приложении к книге приводятся отрывки из текстов античных авторов, касающиеся слонов.

Весьма оживляют повествование оригинальные графические схемы и иллюстрации, выполненные художником И. В. Кирсановым, они создают более полное впечатление о том, как А. В. Банников представляет себе ход античных сражений. Впрочем, можно найти и некоторые недочеты в реконструкциях. Например, в башнях на селевкидских боевых слонах стоило бы изобразить четырех воинов (Liv., XXXVII, 40, 4), а не двух.

Можно высказать и несколько пожеланий автору. К сожалению, он практически обходит молчанием бактрийскую элефантерию, хотя последней посвящена часть его совместной с петербургским антиковедом А. А. Поповым вступительной статьи к переводу книги П. Арманди. Также стоило было проработать новейшую литературу по эпохе диадохов, а не ориентироваться главным образом на классические работы И. Г. Дройзена (1808–1884 гг.) и Г. Дельбрюка (1848–1929 гг.), для эпохи Сасанидов не помешало бы активнее использовать армянские и арабские источники.

Высказанные замечания скорее рекомендации, обусловленные альтернативным мнением относительно «эпохи боевых слонов», которое представляется более вероятным. Вместе с тем книга А. В. Банникова, бесспорно, будет способствовать лучшему пониманию истории и реалий античной элефантерии и заинтересует как специалистов, так и читателей, которые пожелали бы поближе познакомиться с этой интересной и малоизученной темой.

 

Д-р. ист. наук А. К. Нефёдкин,

Санкт-Петербург,

10 марта 2012 г.